Андрей Бледный: Нам всё равно, что про нас говорят

Создатель и идеолог группы «25/17» – в интервью на РИА VladNews

В октябре во Владивостоке прошел концерт московской группы омского происхождения «25/17», стиль которой сочетает в себе одновременно рэп и рок. Нестандартные исполнители, обладающие энергией рок-звезд, в рамках всероссийского тура «Вспомнить все» порадовали поклонников не только популярными хитами, но также представили свой новый альбом «Ева едет в Вавилон». В прямом эфире радио VBC лидер группы Андрей Бледный, также известный как Андрей Позднухов, раскрыл секрет происхождения своего псевдонима, а также рассказал, как название музыкального коллектива связано с фильмом «Криминальное чтиво», почему жанр исполнения песен сменился с рэпа на рок, какие темы являются главными в его творчестве, существует ли понятие «русский рэп» и многом другом. РИА VladNews предоставляет интервью.

– Расскажите, что означают цифры в названии группы «25/17» и почему вы выбрали для себя псевдоним «Бледный»?

– Это давняя история. Когда были первые попытки собрать группу, и что-то записать, то в качестве одного из вариантов названия для нее мы рассматривали «Братья Бледные», по аналогии с тем, как индейцы называли первых поселенцев бледнолицыми. С тех пор этот псевдоним прилип ко мне и закрепился. Я уже привык, и многие думают, что это моя настоящая фамилия. Что касается группы, то изначально она называлась «Иезекииль 25:17», это ссылка на фрагмент книги библейского пророка Иезекииля: глава 25, стих 17. Именно этот отрывок цитирует персонаж Сэмюэля Джексона в фильме «Криминальное чтиво» прежде, чем убить очередного человека. Мне показалось, что такое название будет оригинальным, тем более что я очень люблю этот фильм. Но потом оказалось, что оно достаточно сложное для запоминания и произношения, и мы сократили его до четырех цифр – «25/17».

– Можно ли провести аналогию с фильмом и сказать, что у вас убийственное творчество?

– Это кому как. Тексты наших песен затрагивают такие темы как подлинность жизненных ценностей, поиск своего места в этом мире, недопустимость неправедной жизни, неотвратимость наказания за грехи, есть прямые и косвенные отсылы к Библии. Мы никому ничего не навязываем, люди сами выбирают, что им нужно, а что нет, к чему прислушиваться.

– Слава пришла к вам сразу, или ей предшествовал долгий тернистый путь? Обязательно ли за ней, на ваш взгляд,  ехать в Москву?

– Мы с Антоном Завьяловым (второй участник группы «25/17», сценический псевдоним «Ант» – прим. ред.) приехали в Москву  из Омска, и сейчас я не уверен, что для того, чтобы чего-то достигнуть, необходимо переезжать в столицу. В своем родном городе я пять лет был в составе группы «Ртуть», которая исполняла ганста-рэп и стала самой популярной в Омске в конце 90-х. В 2002 году я начал свой сольный проект «Иезекииль 25:17», уехал в Москву, но сначала пришлось поработать дизайнером, параллельно занимался организацией мероприятий разного уровня. Это при том, что по образованию я преподаватель изобразительного искусства. Потом много чего ещё было, а в 2007 году я всё-таки решил сделать выбор в пользу сочинения песен как основного занятия. Незадолго до этого ко мне присоединился Антон Завьялов, пришедший из группы «Отрицательное влияние». Весной 2009 года мы выпустили наш первый альбом «Только для своих». В общей сложности группа «25/17» существует 16 лет, мы довольно специфический ансамбль, который как бы есть, и которого как бы нет. Мы не можем похвастаться многомиллионными просмотрами на ютубе, но легко собираем Stadium -площадку в Москве. Раньше можно было включить телевизор и всех исполнителей знать в лицо, а сейчас время изменилось, мы собираем большие площадки, но для многих людей нас по-прежнему нет.

– Что важнее для вас как для артистов – живой контакт со зрителем или многомиллионное поклонничество через соцсети?

 – Важнее всего деньги (смеется). Это, конечно, шутка, просто сейчас есть две реальности: первая – к которой мы все привыкли, особенно люди старшего поколения, вторая – виртуальная. Наша группа предпочитает жить в реальной жизни, а не на просторах интернета.

– Кто все-таки является лидером в группе – вы или Антон Завьялов? Как вы делегируете друг другу полномочия?

– Затрудняюсь ответить, но, наверно, в силу того, что я старше Антона, и он появился как полноценный участник группы позже, то могу назвать себя лидером. Полномочия распределяем путем обсуждения.

– Не тяжело ли находиться достаточно большой период времени постоянно с одним и тем же человеком? Случаются ли ссоры между вами?

– Я думаю, Антону сложнее со мной, чем мне с ним. Я вообще достаточно спокойный человек, но со вспышками агрессии (улыбается). У нас разные возможности и обязанности, поэтому нам очень удобно. Знакомы мы давно, были в разных группах, но общались, записывали совместные песни, поэтому хорошо друг друга знали. У одного лучше получаются вещи по аранжировке, у другого – написание самой музыки. Если говорить проще, Антон отвечает за музыкальную составляющую, а я за текстовую. Мы всегда все решаем в обычной беседе. И к нам пришла целая бригада парней, которая помогает создавать музыку, теперь мы перестали быть дуэтом.

– Почему тур называется «Вспомнить все»? Что смогут услышать ваши поклонники  – старые хиты или новые композиции?

– Стараемся вспомнить все самое лучшее, что мы насочиняли за эти 16 лет. Как однажды сказал Валерий Леонтьев в одном из интервью: «Ты можешь придумать любую концепцию концерта, но все равно он заканчивается тем, что ты поешь любимые песни тех людей, которые пришли на него». Кто я такой, чтобы спорить с Валерием Леонтьевым? (смеется). В рамках тура мы презентуем не только новый альбом «Ева едет в Вавилон», но и исполняем полюбившиеся всем нашим фанатам хиты. 

– Ваша музыка не лишена провокационных моментов, некоторые песни размещены в федеральном списке запрещенных материалов, также группу неоднократно называли националистами. Присутствует ли протестное настроение в вашем творчестве?

– Мы лиричные националисты (смеется). Нам все равно, что и где про нас говорят и в какие списки заносят. Иногда обычная констатация факта звучит для кого-то как протест.

– Есть ли у вас любимые исполнители из мира рэпа и рока?

– Если выбирать из зарубежных музыкантов, то в категории рок-музыки это Фил Ансельмо из группы «Пантера», из рэпа – Method Man, участник нью-йоркской музыкальной группы «Wu-Tang Clan». Что касается современных русских исполнителей, то мне импонирует хип-хоп музыкант Хаски и рок-певец Эм Калинин из группы «Аффинаж».

– Почему вы ушли от рэпа?

– Я бы не сказал, что мы совсем от него ушли, просто нам стало тесно в этом жанре, но мы по-прежнему продолжаем находиться там одной ногой. Это как уволиться по собственному желанию, но трудовую пока не забирать (смеется). Мы всегда с разной степенью успешности делали что-то своё. Как это называть, какие ярлыки вешать – не наше дело, пусть музыкальные критики таким занимаются. Хочу сказать одно: в нас нет того, что делает рэп рэпом. Те, кто слушают нас достаточно давно, знают, что завтра от нас можно ждать любой музыки, в любых её гибридных формах.

– Как вы считаете, такое понятие как русский рэп вообще существует или это скорее детство?

– Существует, конечно, но русский рэп – это, скорее, забава молодых. Мне искренне нравится то, что делают сейчас некоторые ребята. Я считаю, что жанр развивается. Да, я могу не соглашаться с ними в каких-то вещах, но то, как они это делают, бывает довольно интересно. Мне всегда хотелось, чтобы у русского рэпа было своё лицо, чтобы он не был пародией с американцев.

– Как относитесь к модным сейчас рэп-баттлам? Приняли бы участие, если бы вас пригласили?

– Я отношусь к ним как к гомосексуализму. Не хочу никого обижать, и если кому-то это нравится, то это его личное дело. Я стал заниматься музыкой не ради подобных мероприятий. Это абсолютно не мое.

– Вам приходится запоминать большое количество текстов, остается ли желание и возможность почитать каких-то отвлеченных авторов для себя?

– Стараюсь делать это во время переездов между городами. Пока я летел во Владивосток восемь часов на самолете, успел прочитать новую книгу Алексея Сальникова, следующий на очереди – Леонид Юзефович.

– Случались ли такие ситуации, когда вы забывали слова песни на концерте?

– Да, но чаще всего это происходит от усталости, или когда песня написана не так давно и еще не прижилась в голове. Главное правило в таких случаях – «ложай» уверенно (смеется).

Дарья Харина

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>