Владимир Путин ни разу не упомянул Владивосток на …

Ни одного вопроса с Дальнего Востока не прозвучало на ежегодной пресс-конференции Владимира Путина, которая продлилась около четырех часов в пятницу, 23 декабря. Регион был представлен в повестке года лишь парой упоминаний хабаровских живодерок и прав животных. Корреспондент VL.ru Валерия Федоренко была аккредитована для освещения этого важного события в числе почти полутора тысяч журналистов России и мира и рассказывает, о чем спросили лидера регионы.

VL.ru вел текстовую онлайн-трансляцию пресс-конференции

По традиции Путин не произносил вступительных речей. Для традиционных слов о состоянии экономики страны был первый вопрос — его задал Валерий Санфиров с радио «Маяк», один из старейших журналистов кремлевского пула. Он напомнил прошлогодний грустный анекдот о «черной полосе», которая на самом деле была белой. ВВП снизится в целом по году примерно на 0,5-0,6% (по сравнению с прошлогодними 3,7% это достижение), а в ноябре так и вовсе подрос немного «за счёт роста в некоторых отраслях реального сектора экономики,  отметил Владимир Путин.  Это в машиностроении. У нас плюсы по грузовикам, по тяжёлому машиностроению, по дорожной технике, по транспортному машиностроению, по химии, по лёгкой и перерабатывающей промышленности, по сельскому хозяйству, естественно. Там рост вообще серьёзный, в прошлом году был 2,6%, в этом году мы планировали 3,2%, на данный момент – 4,1%, по году будет не меньше 4%». Инфляция в прошлом году была дикой (6,1%), в этом году ситуация иная (около 5,5%), в том числе благодаря динамике в сельском хозяйстве. Дальше инфляция тоже будет падать и в перспективе мы достигнем 4%, уверен президент.

Погрузка на транспорте растет, отток капитала снижается, зарплата в реальном секторе экономики скромненько, но растет, рождаемость стала чуть поменьше, зато и смертность упала. Примерно с такими показателями мы заканчиваем год.

Вообще, сельское хозяйство и его отличные успехи и исключительные нужды на пресс-конференции прозвучали очень живо. И о государственной поддержке для сельхозмашиностроения — она антикризисная и не может быть вечной, отрасль должна жить не на правительственных деньгах, а на реальном спросе. И о рекордных показателях урожайности за последние годы — 119 миллионов тонн. «Я хочу поблагодарить селян за эту работу, за этот результат», — сказал президент. И о том, что эта отрасль является перспективной для Крыма.

Вот, кстати, Крым. Про него говорили много и хорошо. Про рост промышленного производства в регионе в 6%, в Севастополе в 25% и снижение безработицы на этом фоне. Про перспективные отрасли: судоремонт, судостроение, отдельные направления химической промышленности, туризм, высокие технологии, но только чтобы окружающей среде не вредили. Про интеграцию Крыма в экономику России, которой достигнуть нелегко, но на это есть средства, их только надо грамотно расходовать.

Одним из самых важных (судя по частоте звучания и упорству журналистов) стал вопрос про название для строящегося моста. Его непременно должен был придумать Путин. Но он придумывать отказался — сказал, что придумал его строить, а как назвать, пусть уж люди думают. «Кстати говоря, эти проекты были ещё в царские времена, потом в советское время. Потом оккупанты его фактически построили, но построили не должным образом, его ледоходом снесло. В целом это востребовано вообще», — отметил президент (обратите внимание на слово «оккупанты»).

Еще в Крыму скоро будет магистральный российский газ (буквально скоро — дня через три), это решит энергетическую проблему.

В отличие от прошлого года, когда регионам слово не давали, нынешняя пресс-конференция была посвящена в основном проблемам нестоличной России. Проблемы были как общего характера, так и сугубо регионального.

Так, из Татарстана прозвучал вопрос о том, что Центробанк отбирает лицензии у маленьких региональных банков, чем губит кредитовавшийся там малый и средний бизнес. Путин ответил, что надо оздоравливать экономику, все правильно Центробанк делает, региональные банки должны быть, но не «прачечными по отмыву денег», а качественными финансовыми учреждениями.

Люди с плакатом «Дайте слово вологодским оптимистам», получив слово, предложили Путину создать клуб «наиболее ярких представителей бизнеса, которые в направлении импортозамещения добились максимального успеха». В пример привели предприятие, которое получает хороший доход и церкви восстанавливает. Путин таких людей поблагодарил, сказал, что надо восстанавливать духовные ценности, что нужно замещать импорт. Про клуб ничего не сказал, правда.

Алтайский край — богатый, с долгом всего в 6% по отношению к доходам бюджета — спросил, «планируется ли дать больше самостоятельности регионам в финансовых возможностях» и будет ли государство такие сильные регионы поддерживать. Государство будет поддерживать всех. Перекредитовывать из коммерческих банков на правительственные кредиты, например.

Петербург спрашивал про экологическую политику. Экология — это хорошо, природу надо защищать, свалки и загрязнение президента очень беспокоят.

Пензу представила молодая журналистка газеты «Молодой ленинец». Про пенсии: абсолютно все пенсионеры в начале года получат по 5000 рублей. По старости пенсии проиндексируют 1 февраля, социальные — 1 апреля.

Также прозвучали шахтеры Кузбасса. Через центр Кемерово проходит федеральная трасса — это, конечно, и пробки, и грязь, и износ дорог. Президент обещал: федеральный центр готов поддерживать проекты по решению экологических вопросов и развитию инфраструктуры.

Второй вопрос с Кузбасса — о будущем угля (сейчас же все на альтернативные виды топлива переходят). Путин отметил, что новые технологии в энергетике — это хорошо, но дорого. А также подчеркнул, что уголь сейчас используется повсеместно, больше, чем газ и нефть. Но надо заботиться об экологии, создавать новые продукты (в том числе и использовать угольную пыль).

Уфа (газета с прекрасным названием «За суверенитет России») благодарила за укрепление обороноспособности, уверяла, что с уфимцы с Путиным полностью согласны. И внезапно повела разговор в сторону необходимости российских консалтинговых компаний, а то ж везде иностранные. Путин напомнил, что Башкирия в войну 1812 года и в Великую Отечественную «посадила на коня и вооружила всё мужское население, начиная с 16 лет, и отправила на фронт» — молодцы, в общем. Агентство консалтинговое создавать надо. Но необходимо, чтобы оно было не абы какое, а признанное на международном экспертном уровне.

Город Кунгур в Пермском крае порадовал вопросом про шахматы. Их надо, сказал президент, поддерживать, Карякин молодец — так с Магнусом играть. А вот уроки шахмат вводить в школах сам Путин не будет. Пусть сами муниципалитеты и регионы решают, что вводить дополнительными дисциплинами, а что нет.

Николай Долгачев из Калининграда про Крымский мост спросил (да, из Калининграда, да, про Крымский — что тут такого?) и про новый суперпроект (может, в Калининграде что-нибудь такое мощное построить?). В Калининграде, отметил президент, надо решать вопросы экономической самодостаточности. «В Европейском союзе принято решение о том, что страны Прибалтики должны войти в их энергетическое кольцо. Это создаёт для нас проблемы с энергоснабжением Калининграда, требует от нас дополнительных финансовых ресурсов, для того чтобы выстроить новое кольцо и включить Калининград в это кольцо», — ответил Владимир Владимирович. Еще одна проблема — дорожное строительство.

В Пятигорске все проблемы состоят в том, что в названии одной запрещенной в РФ террористической организации присутствует слово «Исламское». Ислам, говорит журналистка Армине Айрапетян, к террору отношения не имеет. Путин соглашается: не имеет. Но что-то журналистам запрещать — бесперспективно.

Ямал сам себя назвал «одним из основных драйверов российской экономики». У драйвера не хватает дорог. И вообще: Северный широтный ход когда строить начнем? Еще драйверу не нравится, что налоги из бюджета отбирают в пользу регионов-доноров. Путин справедливо напомнил, что вообще-то природные ресурсы (благодаря которым регион получает сверхдоходы) — достояние всех россиян. Но и иждивенчество — это плохо, регионы должны стремиться увеличивать собственные доходы. По Северному широтному ходу: «Это будет осуществлено сразу же, как только будет признано экономически целесообразным, когда станет понятно, что этот проект будет генерировать прибыль. В целом мы очень близки к тому, чтобы его осуществить. Это хороший, очень нужный для экономики страны проект, потому что он будет диверсифицировать нашу транспортную систему, он будет разгружать Транссиб, будет давать возможность грузить на ямальский порт, который сейчас строится, Сабетта. Много возникает возможностей».

От Екатеринбурга первый вопрос задавала Вероника Килина из «Накануне.ру». Про ситуацию вокруг «Ельцин-центра», реабилитацию власовцев, искажение истории и бюджетные деньги на это все. Историю искажать нельзя, сказал Путин, есть вопросы, которые требуют серьезного подхода. «Но в условиях, когда мы сейчас вспоминаем события 1917 года, когда мы в следующем году будем отмечать столетие революционных событий, в 2017 году, мы должны вести дело к примирению, к сближению, а не к разрыву, не к нагнетанию страстей», — сказал президент.

Второй вопрос из Екатеринбурга задавал Максим Румянцев («Центр свободной журналистики»). Про экологию, экологические ячейки, которые «устраивают промышленный террор», промышленный шпионаж, который мешает развиваться Росатому и другим предприятиям.

«Очень хорошо помню, как иностранные правительства “заряжали” некоторые экологические организации при строительстве некоторых объектов морской и портовой инфраструктуры. Мы достоверно знали, сколько денег направлено на срыв тех или иных проектов. Они сегодня работают, слава богу. Но это не значит, что мы не должны обращать внимания на проблемы экологии. И применительно к Росатому, конечно, может быть, в первую очередь. Но Росатом – одна из ведущих мировых компаний, её современные технологии постфукусимского периода признаны и МАГАТЭ, и международными экспертами как самые безопасные в мире…»

Еще вопрос от Максима Румянцева из Екатеринбурга — про блокированное село Серебрянка близ Тагила (дорога разрушена, пенсионеры продукты в долг получали). Президент обещал: губернатору скажет, и тот отреагирует.

«Иркутск. Спирт». Людям с таким плакатом дали слово — и они спросили об актуальном. Алкоголизация населения, введение акцизов на технический спирт, борьба с «алкоголесодержащими жидкостями непищевого назначения». Бороться надо, а случившееся — ужасная трагедия и страшное безобразие.

Вишенкой на торте стал не кто иной, как кировец Владимир Маматов. Тот самый журналист, который на позапрошлой пресс-конференции задал вопрос про «Вятский квас», а сейчас его в Китай и США экспортируют. «Квасу — да, водке — нет!» — отреагировал Путин. На «Вятском квасе» в этот момент, вероятно, началась дискотека и безудержное веселье. Но тут вопрос был глубже. Маматов предложил фактически возродить ВДНХ в Москве и там представлять продукцию всех вообще вятских компаний (а потом и других российских фирм), потому что таких предостаточно и 300 лет про них можно спрашивать. Владимир Владимирович сказал прямо (фактически дал поручение): «Сейчас ВДНХ возрождается. В том числе, если у вас есть идеи, связанные с презентацией и с представлением своего товара, то я думаю, это можно решить. Нас сейчас услышит Сергей Собянин. Мы готовы подсказать ему, чтобы в диалоге со своим коллегой он обсудил вопрос о представлении ваших товаров».

Что касается Дальнего Востока, наш регион был представлен двумя упоминаниями «хабаровских живодерок». Президент с улыбкой воспринял инициативу создать должность «уполномоченного по правам животных». Но призвал относиться к животным исходя их принципов гуманизма.

Еще два раза упоминались ТОРы. «У нас готовится комплексный план развития экономики до 2025 года. К маю правительство должно его сверстать и предъявить уже обществу. Создаются на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири территории опережающего развития – высокотехнологичные зоны с особым льготным режимом», — отметил Владимир Владимирович. Сейчас, сказал он, правительство должно вместе с экспертами и бизнесом выработать план работы на четыре года. «О тех же ТОРах мы говорим, о других налоговых режимах. Мы говорим об особом порядке налогообложения в сельском хозяйстве, где существуют две возможности сократить налоговые платежи, причём легально. Мы говорим о сокращении отчислений в социальные фонды для высокотехнологичного бизнеса, в том числе малого, что в конечном итоге явилось основанием для роста этого сектора российской экономики – IT-технологии. Этим мы всем занимались, занимались, я считаю, эффективно».

Представителей Владивостока и Приморья на пресс-конференции было шестеро. Это журналисты печатных и онлайн СМИ Владивостока, оппозиционный блогер Николай Смирнов (он представлял «Арсеньевские вести») и Елена Петровская из газеты «Северное Приморье» (Кавалерово). Журналисты подготовили плакаты (особенно яркий — оранжевый круг с тигриной лапкой — был у Натальи Шолик из «Приморской газеты», она хотела задать вопрос о нехватке медицинских кадров). Но, увы, микрофона никто из приморцев так и не дождался, а слова «Владивосток» и «Приморье» в ходе пресс-конференции не прозвучали ни разу.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>