Когда в Украине заработает безналичная экономика

Украина – европейский аутсайдер по доле безналичных платежей. Лишь одна пятая доля платежей проходит через электронные системы и интернет. Остальные операции оплачиваются наличными. Многие граждане по-прежнему бегут к банкоматам, когда приходит зарплата, и моментально снимают все до копейки. Они не доверяют ни банкам, ни электронным платежам.

Что мешает Кабмину и Нацбанку строить cashless economy?

Региональный менеджер Visa в Украине, Грузии и Армении Дмитрий Крепак считает, что объем безналичных платежей медленно растет не только из-за позиции граждан, но и из-за недоразвитой сети POS-терминалов.

Начну с насущного вопроса. Украинское правительство уже который год строит так называемую cashless economy. И количество наличных платежей, по идее, с каждым годом должно уменьшаться. Какую долю сейчас занимают безналичные платежи в стране?

– Мы в Visa оперируем понятием PV/TV ratio. Это соотношение общего оборота по картам к торговому обороту. В Украине этот показатель по картам составляет около 20% – я говорю о картах Visa. Практически в 1,5-2 раза меньше, чем в некоторых соседних странах. Например, в Беларуси этот показатель составляет около 36%, в Сербии – 30%. И значительно ниже, чем в странах Западной Европы.

– Я помню, что год назад вы тоже говорили примерно о таком же соотношении. Что, за год ничего не изменилось?

– В 2015 году было 18%, а стало 20%. А в 2014 году эта доля составляла только 14%. Тенденция хорошая, но еще однозначно есть куда развиваться.

– Какой, как вы думаете, должен быть приемлемый уровень безналичных платежей для нашего региона?

– Я думаю, 40-50%. В соседних странах, в той же Беларуси, мы как раз подходим к этому показателю.

– В чем причина нашего существенного отличия от других стран Европы? Почему у нас все еще сохраняется очень высокий уровень наличных платежей?

– Основная причина – установлено недостаточное количество POS-терминалов. В Украине их более 200 000 штук. А для полноценного покрытия нужно около 1 млн. Поэтому развивать терминальную сеть сейчас очень важно. Второй момент: нам нужно работать с держателями карт для того, чтобы убирать всевозможные предрассудки и барьеры, связанные с использованием безналичных платежей. 

Люди до сих пор считают, что безопаснее снять деньги в банкомате, а не расплатиться картой в платежном терминале. Хотя статистика по мошенничеству не подкрепляет этих опасений. В Украине один из самых низких в регионе стран СНГ и Юго-Восточной Европы показателей мошеннических операций с картами. Меньше одной копейки в расчете на каждые 100 грн, обработанных по картам Visa в нашей системе – VisaNet. Правда, эти цифры не включают данных о кражах с применением социальной инженерии. Эффект от нее сложнее просчитать.

– Но это ведь тоже распространенный тип мошенничества…

– Да. Но это точно не та причина, по которой я должен бояться платить карточкой. Есть инструменты, которые защищают держателя в физической среде, когда он платит картой в POS-терминале. В первую очередь это карты с чипом и элементарные меры предосторожности со стороны держателя. Например, нельзя сообщать никому свой ПИН, при оплате нужно держать карту в поле зрения и т.д. А для подтверждения операций в интернете держателю на телефон приходит СМС-сообщение с одноразовым паролем (система Verified by Visa). Это делает невозможным мошенничество в интернете, так как, помимо номера и других данных карты, мошеннику нужно еще украсть телефон либо специальный пароль, полученный потенциальной жертвой.

– Я слышал, Visa также собиралась вывести на рынок специальную систему токенов для защиты электронных платежей. Это уже случилось?

– Мы сейчас как раз в процессе внедрения этой системы – Visa Token Service.

Как это работает: когда вы вводите всю информацию о платежной карте в свой смартфон или любое другое устройство, с помощью которого в современном мире можно потенциально совершать платежи (например, автомобиль, кольцо, часы), вся информация хранится в зашифрованном виде у Visa. А 16-значный номер карты заменяется токеном. Причем каждому устройству соответствует свой токен. Если даже этот токен, допустим, для мобильного телефона перехватят мошенники и попробуют им воспользоваться в электронной коммерции, то система сразу идентифицирует, что данный токен был выпущен только для этого смартфона и не может быть использован в других каналах. Эта технология позволяет банкам безопасно работать с их собственными электронными кошельками, а также с Samsung Pay, Apple Pay, которые, возможно, будут доступны и в Украине.

Вернемся к вопросу о необходимости установки в Украине еще 800 000 POS-терминалов. Кто этим должен заняться? Банки же сейчас не особо активно наращивают свои терминальные сети.

– Это задача не только банков. Я думаю, что должно быть также желание самих торгово-сервисных предприятий их устанавливать и понимание, зачем это им нужно и какие преимущества для бизнеса появятся. Тут вопрос курицы и яйца. В Европе, если торговец не установит терминал, он рискует не сделать бизнес. Так как покупатель будет приходить и жаловаться, что нельзя рассчитаться карточкой. И уйдет в соседний магазин. В Украине же, особенно в небольших городах, это абсолютно не проблема. Если покупателю сообщают на кассе об отсутствии POS-терминала, на бизнес продавца это никак не повлияет. Как раз потому, что процент проникновения терминалов в целом по стране пока еще низкий.

– Как с этим быть?

– Есть решения, которые вообще не требуют установки физического терминала. Например, у нас это mVisa. Она позволяет заплатить за товар с помощью QR-кода. Либо даже с помощью простой модели телефона Nokia просто ввести номер торговца и сумму платежа в СМС. И сразу же произойдет списание со счета.

-В Украине уже такой инструмент доступен?

– Пока нет. Но рано или поздно мы здесь такое решение запустим. Сейчас мы оцениваем наличие интереса к решению со стороны торгово-сервисных предприятий и банков. И по нашим ощущениям, он есть. Поэтому если государство и частные игроки действительно будут заинтересованы, то мы можем начать этот процесс.

– В каких странах еще внедряете mVisa?

– Мы работаем над запуском mVisa в Казахстане.

В Украине была дискуссия о том, что обязательно нужна альтернативная система платежей, так как, мол, Visa и MasterСard берут большой процент за обслуживание. Как дорого обходится работа с вашей системой на самом деле?

– Во-первых, я могу сказать, что при показателе PV/TV на уровне 20% пространства для развития хватит всем. Я не вижу никакой проблемы в существовании нескольких игроков, включая локальных, при наличии открытой здоровой конкуренции. Всегда работает соотношение цены и качества, а у банков и потребителей должен быть выбор, с кем работать и какими решениями пользоваться. В принципе, как и в случае с любым другим продуктом.

Читайте также: Эпоха e-кошельков. Мобильным операторам не суждено стать банками

В параметры качества входит такой элемент, как инновационность, уровень предоставляемого сервиса, качество услуг. Второй элемент – сильный маркетинг: проведение национальных кампаний, кампаний с отдельными банками, в том числе с использованием глобальных спонсорских платформ, таких как Олимпийские игры, чемпионаты по футболу FIFA или Евровидение. Третий элемент – безопасность. Четвертый – работающий процессинг для международных операций. Для всего этого нужны усилия и немалые и постоянные инвестиции.

В Украине у Нацбанка есть желание популяризовать национальную систему Простир. Но если запускать ее как дискаунтный аналог Visa и MasterСard для банков, но без всех элементов, которые вы перечислили, возникает вопрос: зачем она тогда вообще нужна и кому?

– Это вопрос, скорее, к регулятору. Это рынок. Если эта система конкурирует с другими системами на рыночных принципах, то я не вижу в этом никакой проблемы. Если на такую систему будет спрос – прекрасно! Мы же конкурируем за счет внедрения инноваций и набора сервисов (например, международная страховка жизни и здоровья для держателей премиальных карт, специальные предложения и акции) и уровнем партнерских проектов с банками.

– Какая у вас с банками в общем бизнес-модель: вы берете определенный процент за каждую транзакцию?

– Мы коммерческая компания. Конечно, мы зарабатываем на тех продуктах, услугах и решениях, которые предоставляем нашим клиентам, а наши клиенты – это банки. Мы предоставляем банкам процессинговые услуги посредством VisaNet – централизованной модульной платежной сети. VisaNet обеспечивает три основные функции: обработка транзакций, управление рисками и аналитика. Соответственно, есть комиссия за обслуживание – банки ежеквартально платят Visa лицензионные сборы за использование бренда для участия в сети Visa. Есть комиссии за авторизацию, клиринг и другие типы обмена данных, необходимых для обработки каждой транзакции, комиссия за обработку международных транзакций. Размер этих комиссий зависит от ряда параметров, например, количества и объема операций, обработанных в системе Visa. Важно: Visa не является банком и мы не выпускаем платежные карты для потребителей, соответственно, не устанавливается комиссия или процентные ставки для них. Это компетенция банков.

– Во сколько вы оцениваете свою долю на украинском рынке? В MasterСard раньше заявляли, что им принадлежит 60%.

– По данным НБУ, доля рынка Visa – 44% по всем безналичным платежам (платежи в POS-терминалах и интернете) и около 50% отдельно в электронной коммерции.

– Растет ли у вас количество карт?

– У нас их стабильное количество – около 27 млн штук. Но это не самый важный показатель. Самое важное – это процент активных карт. У нас за шесть месяцев этого года количество таких карт выросло на 2%.

Сколько на нашем рынке чиповых карт?

– Около 35%.

Как вы оцениваете перспективы бесконтактных платежей?

– У меня как раз есть свежая статистика: по итогам второго квартала 2016 года рост карт Visa с бесконтактной технологией Visa payWave cоставил 35% в сравнении с аналогичным периодом в прошлом году. А за 6 месяцев 2016-го рост составил 8%.

– То есть количество таких карт начало активно расти во втором квартале?

– Да.

– Я так понимаю, что большинство POS-терминалов могут принимать бесконтактные платежи?

– Немногим менее половины от общего количества.

А сколько, кстати, у нас цифровых карт? Ими вообще пользуется кто-то?

– Программы бесконтактных платежей Visa на базе облачных технологий (Visa Cloud Based Payments) с использованием технологии Host Card Emulation (HCE) только начинают активно развиваться в Украине. Эта технология, с одной стороны, позволяет пользователям платить с помощью цифровой карты Visa (по сути, это виртуальная карта для смартфона. – Авт.) и NFC-телефона, а банкам – надежно хранить информацию о платежах в виртуальном облачном хранилище и получать доступ к ней через мобильное устройство. 

Безусловно, как сама технология, так и клиенты, выпустившие себе цифровые карты, или те, кто готов к использованию таких инновационных платежных решений, интересны как банкам, так и Visa. Ведь если человек обзавелся такой картой, то он уж точно не будет постоянно бегать к банкомату и снимать наличные. Но целевая аудитория пока очень ограничена самими устройствами клиентов. Через iPhone я, к сожалению, таким решением не смогу пользоваться, пока Apple Pay не выйдет в Украину. А с Android 4.4 и выше – да, могу.

Читайте также: Не хотят делиться: Как срывают реформу прозрачности госданных

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>