Крымская экономика: ни миллионов, ни инвесторов

Специально для Крым.Реалии

Если исходить из заявлений и прогнозов российских властей Крыма, то объем инвестиций в экономику полуострова за время аннексии уже должен составить миллиарды долларов, однако на деле крымский и севастопольский бюджеты на 70-80 процентов являются дотационными. Почему крымские «инвесторы» исчезают, так и не начав работать?

Пафосно «вложиться» в Севастополь

Собрав воедино экономические прожекты, прогнозы развития и списки инвесторов в свободной экономической зоне Севастополя, можно получить настолько умилительную картинку, что экономическое чудо Сингапура померкнет на ее фоне.

Например, в августе 2016 года делегация интернациональной группы компаний «Дель Рио» представила проект создания в Севастополе Центра российско-кубинской дружбы. В ходе презентации глава российско-кубинской делегации Сергей Нырков рассказал о концепции проекта, который включал создание Дома дружбы двух народов, музея, молодежного инновационного центра, спортивного парка и концертного зала, строительство фабрики по обжарке и фасовке натурального кофе, производству соков и шоколада.

«Проект не коммерческий, а социально-экономический, и будет финансироваться за счет собственных средств группы компаний. Все логистические издержки просчитаны, и мы к ним готовы. Идеальным местом для создания Центра считаем пригород Севастополя – Балаклаву. Реализация проекта позволит нам не только создать большое количество рабочих мест, но и удобную инфраструктуру, в том числе и перехватывающие парковки», – отметил Сергей Нырков.

С тех пор прошло почти два года, но в Балаклаве никаких движений в направлении строительства Дома дружбы, музея, парка, концертного зала, фабрики и парковки не заметно. Да и что можно ожидать от фирмы с уставным капиталом в 41,7 тысячи рублей?

В феврале 2017-го Севастополю пообещали «первый в Крыму технопарк». «Мы провели переговоры и нашли понимание у собственников бывшей промплощадки завода «Маяк», мы подписали «дорожную карту» и в этом году взяли обязательство для того, чтобы эта территория превратилась в полноценный первый частный технопарк в Крыму и Севастополе», – сообщил директор департамента приоритетных проектов развития Сергей Градировский. К 1 октября 2017-го должно было завершиться проектирование технопарка, но пока о его окончании ничего не слышно.

Кстати, еще в апреле 2015-го российские власти Крыма обещали начать создание аналога Кремниевой долины. Проект «Цифровая долина» планировалось реализовать в Крыму и Севастополе до 2020 года. Ответственный секретарь рабочей группы по созданию «Цифровой долины» Евгений Бабаян рассказал, что этот проект позволит к 2020 году обеспечить дополнительное поступление в бюджет на уровне 60 миллиардов рублей в год и даст рабочие места 18 тысячам высококвалифицированных сотрудников. В свою очередь, крымские власти сообщили, что для будущей «Цифровой долины» под Симферополем уже подобран участок в 57 гектаров. Прошло три года, но о «крымском научном чуде» даже не вспоминают.

​Логистические вопросы тоже не давали покоя севастопольским чиновникам-мистификаторам. В июне 2015 года было озвучено желание создать в Севастополе крупный логистический центр. Неизвестный инвестор якобы предлагал вложить в его строительство порядка 4,5 млрд рублей. Но Севастополь находится в логистическом тупике, к тому же в связи с наложенными санкциями и закрытием Киевом крымских морских портов вкладывать миллиарды в «токсичную экономическую зону» вряд ли кто решится.

Чуть более года назад Севастополю пообещали, что в районе 7-го километра Балаклавского шоссе построят вокзал, оптовый рынок и парковки. Причем за счет частных инвестиций и с конечным сроком в 2020 году. Кто готов инвестировать, до сих пор непонятно, при том что бюджет проекта должен составить до 7 млрд рублей частных инвестиций. Строительство должно начаться в августе нынешнего года, но о готовности проекта, проведении общественных слушаний пока нет никаких данных.

Из «бытовых» мелочей можно вспомнить обещание устроить подземные кафе на Матросском бульваре в Севастополе. Это еще из 2014 года сказка. С тех пор бульвар разве что немного подреставрировали, но на этом все и закончилось.

Из этого же разряда – желание устроить у берегов Балаклавы подводный отель для дайверов, над «созданием которого работают энтузиасты из Архангельска». Как сообщали местные СМИ в январе 2017 года, «уже в следующем году севастопольские дайверы смогут проводить погружения в Черном море продолжительностью в несколько дней». Год прошел, но о запланированных испытаниях пока не сообщалось.

А как у соседей?

Аналогичная картина с инвестированием наблюдается в Крыму. О судьбе «Цифровой долины» я уже упоминал.

В июне 2014 года первый зампредседателя российского правительства Крыма Рустам Темиргалиев поделился планами строительства новых дорог на полуострове. «В ближайшие годы – строительство дороги Ялта-Севастополь-Феодосия, то есть дорога, которая пойдет по юго-восточному берегу Крыма, это будет современная дорога с тоннелями», – сказал он. По всей видимости, ближайшие годы в рамках бюджетного инвестирования еще не наступили.

​В 2014 году Сергей Аксенов рассказывал, что объем инвестиций в строительство крымской игорной зоны оценивают в сумму от 100 млн до 1 млрд долларов. С тех пор ежегодно в рамках весенне-летнего обострения в Крыму заявляют о «скором начале строительства игорной зоны».

В июле 2015 года было заявлено, что Крым может присоединиться к логистическому комплексу по транзиту нефти. По словам тогдашнего заместителя российского министра по делам Крыма Андрея Соколова, компании из Китая и Казахстана заинтересованы в том, чтобы в Крыму появились логистические комплексы для перевалки и обработки грузов с последующим их выпуском на внутренний рынок Таможенного союза и на рынки тех стран, которые не присоединились к санкциям. Но пока микроинвесторы из Китая начали лишь убивать сельское хозяйство в Крыму, о транзите нефти не слышно ни слова. А инвесторов из Казахстана так и вообще не видать.

В Северном Крыму с 2015 года хотели развивать овцеводство и виноградарство. Но прогрессирующее засоление почв после перекрытия на материковой Украине Северо-Крымского канала вряд ли даст инвесторам возможность реализовать свои планы.

Два года назад зампредседателя Черноморской ассоциации международного сотрудничества, занимающейся привлечением иностранных компаний на полуостров, Ян Эпштейн сообщил, что итальянские инвесторы намерены открыть в Крыму буйволиную ферму, а также наладить производство моцареллы. Тогда отмечалось, что общий объем инвестиций может составить 300 миллионов евро. Имена бизнесменов не уточнялись «из-за санкций». В результате – ни миллионов, ни инвесторов.

Распил бюджета – суть «инвестирования» в Крым

Подобных примеров «исчезновения» заявленных инвесторов можно привести десятки. И все дело в том, что на находящуюся под санкциями территорию боятся заходить даже среднего уровня российские инвесторы, не говоря уже о крупных и международных.

​Тут можно вспомнить, как в 2016-м новоназначенный вице-губернатор Севастополя Илья Пономарев, рассказывая о планах на будущее, сравнивал Севастополь с Сингапуром: «Я хотел бы процитировать государственного деятеля Сингапура Ли Куан Ю: «Островное государство-город не смогло бы выжить, если бы пыталось идти обычным путем. Нам следовало предпринять экстраординарные усилия, чтобы стать способными делать все лучше, чем наши соседи, которые хотели нас обойти. Мы должны были отличаться от других, и нашим самым ценным активом было доверие людей. Мы действовали осторожно, чтобы не подорвать это недавно завоеванное доверие плохим управлением или коррупцией». Думаю, что эта цитата должна стать хорошей установкой для моей работы на благо Севастополя и его жителей».

С тех пор прошло два года, и вышло все с точностью до наоборот: «плохое управление и коррупция» стали визитной карточкой севастопольских чиновников, «необычный экономический путь» выразился в подсаживании на бюджетную иглу, а «доверие людей» падает с каждым днем.

Реальных частных инвесторов практически нет – по данным статистики, доля бюджетных средств в общем объеме инвестиций составила 87 процентов. Истинные же цели создания СЭЗ и индустриального парка в Севастополе – перераспределить бюджетные средства среди «своих». В Крыму та же самая картина. Свободные экономические зоны в Крыму и Севастополе лопнули, как мыльный пузырь. Поэтому найти их участников так же сложно, как и остатки мыльной пены.

Прошлым летом в Севастополе была утверждена Стратегия социально-экономического развития города до 2030 года. «Применение международным сообществом санкций по отношению к Российской Федерации носит для города Севастополя существенно более жесткий характер, лишая возможности его порты участвовать в любом виде международного судоходства. В настоящее время это приводит к фактическому свертыванию внешнеэкономической деятельности города Севастополя», – отмечается в преамбуле.

​В аналитической части стратегии отмечается, что в городе после аннексии практически отсутствуют капитальные вложения в основные фонды, что отсутствуют крупные банки и что из-за санкций для региона характерна значительная доля финансирования капиталовложений из бюджетной системы.

В связи с этим оценка инвестиционной привлекательности города в целом, например, составленная агентством «Эксперт РА», показывает, что средневзвешенный уровень риска в регионе оценивается как средний, а индекс потенциала – как низкий. Об этом говорит и оценка Агентства стратегических инициатив (АСИ), согласно которой город Севастополь попадает в группу D, включающую в себя регионы с самыми неблагоприятными условиями для ведения бизнеса.

И при таких характеристиках разве можно ждать инвесторов?

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>