"Потсдамские встречи": возможна ли новая "восточная политика …

“Потсдамские встречи”: возможна ли новая “восточная политика” ФРГ?

На фоне охлаждения отношений России и ФРГ “Потсдамские встречи” остаются пространством диалога. Но дипломаты считают, что сегодня отношения с Россией определяет уже не Германия, а ЕС.Темой ежегодной конференции проекта “Потсдамские встречи”, которая прошла во вторник, 8 ноября, в московском Фонде публичной дипломатии имени Горчакова, было заявлено построение “общего пространства от Лиссабона до Владивостока”. Однако обсуждалась она лишь рамочно: задачей дипломатов скорее было лишь найти хоть какие-то отправные точки для того, чтобы когда-нибудь начать более предметный разговор на эту тему.

Тихая гавань

Накануне на встрече Германо-российского форума в Москве его председатель правления Маттиас Платцек (Matthias Platzek) говорил о “драматическом” ухудшении отношений между Россией и Германией за последний год и “взрывоопасном” напряжении между двумя странами. В Фонде Горчакова звучали гораздо менее категоричные заявления. “Я думаю, что мы продвинулись, – сказал научный директор форума Александр Рар. – У нас был министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который выделил в своем графике целую половину дня, ответил на все наши вопросы, в том числе провокационные. По сравнению с прошлым годом у нас был открытый конструктивный разговор”.

На вопрос DW, как это сочетается с “драматическим ухудшением”, Маттиас Платцек признал, что на “Потсдамских встречах” традиционно более миролюбивая атмосфера, чем в большой политике и дипломатии. Модератор дискуссии, директор Института Европы РАН Алексей Громыко, напомнил, что в свое время “Потсдамские встречи” были задуманы как мероприятие исключительно культурной направленности: “Они рассматривались как тихая гавань, где можно не говорить о политике, а обмениваться мнением о красивых вещах, об искусстве, истории”.

А политические темы обсуждались в других местах, напомнил Громыко, тем более, что тогда, до 2013 года, они были встроены в представления о стратегическом партнерстве России и Германии. “Потсдамские встречи были изысканной капителью на незыблемой колонне политических и экономических отношений, – указал директор Института Европы РАН. – А сейчас, когда эта колонна, если не рухнула, то дала сильные трещины, Потсдамские встречи призваны не дать навсегда уйти в прошлое этим отношениям”.

“Мягкая сила” Эгона Бара

Бывший министр культуры РФ Михаил Швыдкой напомнил о многовековых связях России и Германии и сослался на легендарного немецкого политика 1970-х годов Эгона Бара (Egon Bahr): “Он считал, что надо решать те проблемы, которые можно решить уже сегодня. А те, которые решить нельзя, отложить на потом”. В каком контексте была сказана эта фраза Бара, экс-министр не уточнил. Но фамилия немецкого политика и дипломата еще неоднократно была упомянута участниками дискуссии: Эгона Бара приводили в пример и Маттиас Платцек, и Александр Рар.

Надо сказать, что Эгон Бар – действительно знаковая фигура для отношений России и Германии. Он считается автором и идеологом политики канцлера Вилли Брандта (Willi Brandt) по отношению к СССР и Восточной Европе – “Перемены через сближение”. Результатом “новой восточной политики” Бара стал Московский договор 1970 года, по которому ФРГ впервые признала нерушимость послевоенных границ в Европе. Именно Эгон Бар в 70-е годы заложил традицию секретной дипломатии, которая позволяла Западной Германии применять “мягкую силу”, не делая резких политических заявлений, и тем не менее добиваться значительных успехов.

Секретная дипломатия ушла в прошлое?

Участники “Потсдамских встреч” видят себя продолжателями этих традиций, признал в разговоре с DW Александр Рар. По его словам, все они были бы заинтересованы в формировании “новой восточной политики” по отношению к современной России.

Но можно ли сегодня говорить о новой “восточной политике” ФРГ? Рар считает, что на настоящий момент она невозможна. “Если до 2004 года еще имело смысл говорить о какой-то отдельной “восточной политике”, то сегодня Германия несамостоятельна в отношениях с Россией, – признал он в разговоре с DW. – Но не из-за Америки, как многие думают в России, а из-за Прибалтики и Польши”.

Для германского правительства всегда первостепенным вопросом остается общность позиций Евросоюза, объяснил Рар. “Ангела Меркель как-то раз сказала, что ее путь в Москву лежит через Варшаву. И это действительно так, в переносном смысле тоже. Нас часто обвиняют в том, что мы пытаемся налаживать какие-то секретные связи с российскими дипломатами, но это не так, – утверждает научный директор Германо-российского форума, подчеркивая, что он и сам был бы рад строить отдельные дипломатические отношения между Россией и Германией. – Но сегодня мы не можем делать никаких серьезных шагов без ведома прибалтийских стран и Польши, отношение которых к России, на мой взгляд, предвзятое. Но мы ничего не можем с этим поделать – общие интересы Евросоюза сегодня на первом месте”.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>