Этот тезис получил очередное обоснование в последнем исследовании, проведённом 19 октября — 2 ноября среди 10 тыс. жителей Украины Киевским меэжународным институтом социологии (КМИС), центром им. Разумкова и группой «Рейтинг».

ЕС и НАТО

Отношение к Европейскому Союзу остается стабильно хорошим, но не без червоточинки — в случае референдума о вхождении в состав ЕС 50% проголосовали бы за, 30% — против.

Такого результата достаточно для победы на референдуме: считают ведь от принявших участие, а в данном случае можно ожидать, что большинство сомневающихся в целесообразности вступления в ЕС на такой референдум просто не явится. Интересна в данном случае динамика отношения людей к этому вопросу, опубликованная группой «Рейтинг», — сейчас отношение к этому вопросу такое же, как в 2013 году (это значит, что поддержка вступления в ЕС несколько увеличилась — ведь сейчас не опрашивается население наиболее евроскептических регионов). Однако с тех пор были периоды, когда за евроинтеграцию готовы были проголосовать до 59% избирателей, а против — 20%. Учитывая, что нынешняя ситуация фиксируется в нескольких исследованиях 2018 года, можно говорить об определенном кризисе евроинтеграционной пропаганды. И это притом что в 2013 году была и возможность агитировать против ЕС, и было представление о возможности какой-то альтернативы (если не к евроинтеграции как таковой, то хотя бы к навязанному способу ее осуществления).

При этом евроинтеграцию поддержали больше всего на Галичине (81%), Западе (65%) и в Киеве (62%). Не менее предсказуем и провал на Юго-Востоке: уровень поддержки на Юге, Востоке и Донбассе всего 33, 31 и 26%, в то же время число намеревающихся голосовать против в этих регионах — 45-50%. Отметим, что тут речь идет об отношении к ЕС, которое в среднем по стране скорее положительное и точкой раскола, по большому счету, никогда не было.

Еще более четкая ситуация с референдумом по НАТО. За — 40%, против — 36%. Теоретически проблема несмертельная — при нормальной мобилизации сторонников можно получить 50% + 1 голос. Но риск все же есть.

Интересно, что отношение к вступлению в НАТО довольно четко коррелирует с характером отношений с Россией. Например, последний до Майданов скачок поддержки НАТО был связан с Тузлинским инцидентом, а вот бомбежки Сербии поддержку НАТО заметно «уронили». Наименьшая с момента государственного переворота поддержка вступления в НАТО (34%) была зафиксирована в марте 2014 года, наибольшая (51%) — в ноябре 2014 года. Так же колебалось и число противников вступления Украины в НАТО — с 43 до 25%.

Еще один забавный момент, наглядно иллюстрирующий «гибридный» характер украинских сторонников НАТО, — 30% из них выступают за военное решение конфликта на Востоке, а 42% считают Россию страной-агрессором… И попробуй объясни, что начинать ради них войну с Россией никто не будет.

Соответственно выглядит и территориальное распределение: наибольшая поддержка зафиксирована на Галичине (71%), в Киеве (54%) и Западном регионе (52%), наименьшая — на Донбассе (18%), Юге (21%) и Востоке (22%). В трёх последних регионах количество противников евроатлантической интеграции приближается к 60%. Тут, кстати, принципиальная разница между Галичиной и Донбассом в вопросе прекращения войны — видят они её совершенно по-разному…

Будучи поставлены в выборе трех вариантов внешнеполитического курса, 47% опрошенных выступили за вступление в ЕС, 30% — против вступления куда-либо, 11% — за Таможенный Союз.

Пропаганда не сработала. Внешняя политика и конфликт на востоке разделили Украину

 

Тут ситуация определённая и играет роль даже не сама по себе невозможность интеграции в ТС при нынешней ситуации на Украине, но и изменение риторики российских СМИ. Пропаганда ТС не ведется, на первый план выдвигаются проблемы двусторонних экономических отношений (прежде всего с Белоруссией). Украинские наблюдатели, конечно, не могли этого не заметить. В результате даже в тех регионах, где количество сторонников ЕС минимально, сторонников ТС тоже немного, а оппозиция евроинтеграции выглядит как предпочтение многовекторной политики. На Донбассе соотношение сторонников ЕС/многовекторности/ТС — 24, 42 и 22%, на Юге — 30, 40 и 18%, на Востоке — 30, 38 и 20%. Для сравнения: в декабре 2013 года за вступление в ТС выступали 32% граждан Украины.

Такая же ситуация с выбором оборонительного союза: сторонников вступления в НАТО — 39%, сторонников внеблокового статуса — 35%, сторонников ОКДБ («Ташкентский пакт») — всего 9%.

В целом следует признать, что идея Порошенко внести изменения в Конституцию относительно членства в ЕС и НАТО не столь уж плоха. Даже в случае референдума у него есть шанс победить, а само по себе внесение изменений в Конституцию нельзя однозначно трактовать как нарушающее волю избирателей. Другое дело, что такие действия раскалывают страну, но это скорее проблема тех избирателей, которые не согласны с курсом, выбранным руководством страны.

Конфликт на Востоке и «российская агрессия»

Респондентам были предложены четыре варианта решения проблемы Донбасса. За продолжение войны до победного конца выступают 17% опрошенных (вообще непонятно, чьи это избиратели, потому что даже Андрей Билецкий выступает за политико-дипломатический путь решения конфликта), за замораживание конфликта — 31% (потенциально это сторонники Петра Порошенко, но выбор не определяется ответом только на этот частный вопрос), за предоставление Донбассу автономии в составе Украины — 27%, за отделение Донбасса — 8%.

Большинство опрошенных за мир, но согласных считаться с выбором самого Донбасса всего 35%. На самом деле ещё меньше. Виктор Медведчук, например, утверждает, что, согласно проведенным в ДНР и ЛНР опросам, за независимость выступают по 43% опрошенных, и столько же — за возвращение в состав Украины. Правда, в самих республиках к этим данным относятся с недоверием. Все ли из согласных предоставить Донбассу автономию согласны принять любой выбор Донбасса?

И опять, возвращаясь к теме разрешения конфликта, который наиболее беспокоит Галичину и Донбасс. Так вот, на Галичине за военное разрешение конфликта выступают 36% опрошенных — большая группа, но не большинство. 30% — за замораживания конфликта, 11% — за автономию, 10% — за отделение. Общее настроение — что угодно, лишь бы не договариваться с Донбассом.

Пропаганда не сработала. Внешняя политика и конфликт на востоке разделили Украину

На Донбассе за военное решение конфликта выступает 8%. Трудно сказать, что это за люди. Даже если это понаехавшие галичане, они должны отдавать себе отчёт, что может прилететь ответка… Правда, вполне возможно, что некоторое количество людей рассчитывают, что в результате конфликта республики вернут территории, которые сейчас подконтрольны Киеву. 18% — за замораживание конфликта, 46% — за автономию (они рассчитывают тоже оказаться в составе этой автономии), 5% — за отделение.

В общем, всё просто — Донбасс хочет, чтобы с ним считались. Но в целом по Украине считаться с Донбассом настроены лишь немного более трети избирателей. Можно сколько угодно обвинять Порошенко в том, что он не выполняет Минские соглашения в части переговоров с Донбассом, но он при этом исходит из позиции своих избирателей. А на Западе, в Центре и на Севере страны считаться с мнением Донбасса собираются только четверть избирателей (в Киеве, неожиданно, треть). Нельзя навязать мир стране, которая не хочет мириться…

Ну и отношение к России. 63% опрошенных считают ее страной-агрессором, 22% — не считают. На Галичине число жертв агрессии достигает 94% (несомненно, они все видели российских оккупантов, только вот где?), но и на Донбассе таких 40%. Кстати, число тех, кто не считает Россию агрессором, ни в одном из регионов Юго-Востока не достигает даже 45%.

Разумеется, можно считать такие результаты успехом киевской пропаганды, но вполне действенны и другие факторы. Подвижки в общественном мнении Украины в пользу недопущения диалога и военного решения конфликтов начались не после Майдана, а после отделения Крыма (напомним, данные мониторинга по отношению к вступлению Украины в НАТО — резкий перепад между исследованиями марта и ноября 2014 года). Соответственно среди жителей Донбасса распространены настроения, что в их бедах виновата Россия, которая забрала Крым, помогла местными сепаратистам, но не спасла Донбасс от захвата украинскими войсками.


Выводы

В то же время, когда речь идет о внешней политике, то относительное большинство граждан разделяет позицию Порошенко (даже при наличии отмеченного нами кризиса в отношении к ЕС и НАТО). Это, разумеется, отчасти является следствием пропаганды (причем не только современной — лозунг «геть вид Москвы» так или иначе использовался все последние 27 лет), но и реакцией на те или иные внешнеполитические вызовы.

Логично было бы ожидать от Порошенко поворота именно к внешнеполитическим темам. Тут у него позиции наиболее сильные, а вот его конкуренты (та же Тимошенко) могут только повторять его же идеи. Правда, ориентация на внешнеполитическую проблематику сама по себе победы на выборах не принесет, а обострение на Донбассе вызовет обеспокоенность (причем отнюдь не благожелательную к Киеву) в ЕС и США.