Экономика войны: почему украинское правительство пока идет в …

Экономика войны: почему украинское правительство пока идет в …

Экономика войны радикально отличается от экономики мира. К сожалению, украинские власти это ещё не уяснили. Они ведут себя так, как будто страна попала в обыкновенную циклическую рецессию. Мол, правовые и экономические институты в порядке. Нужно только вместе с кредиторами из МВФ и Евросоюза заняться точечной настройкой — и рост ВВП восстановится в ближайшей перспективе.


  • 75

<!–

28.07.2014 14:45
–>

Эволюция Путина: журнальные обложки с российским президентом

<!–

18.08.2014 04:30
–>

Дорого и брутально: семь новых внедорожников премиум-сегмента

  • 1

<!–

14.03.2014 04:30
–>

10 самых богатых холостяков — 2014: рейтинг Forbes

Украина без теоретиков и практиков капитализма

Министры заняты привычным жонглированием инструментами монетарной и фискальной политики. Номенклатура настаивает, что в регуляторной политике ничего принципиально менять не надо. Отношения бизнеса и власти не меняется. Коррупция не «рассосалась». Энергоэффективность в Украине по-прежнему точнее называть энергобезобразием. Распорядители чужого (политики и чиновники) продолжают перераспределять более 45% ВВП. Монополисты настаивают на сохранении своих привилегий. Складывается впечатление, что правительство с рыночными реформами никуда не спешит. Большие столичные начальники наблюдают за разрушительной войной на своей территории, как за компьютерной игрой: нажал на off – и оказался в другой, привычной и комфортной для номенклатуры реальности.

Больше всего недоумения и огорчения вызывает теоретический и интеллектуальный ступор.

Среди дисижнмейкеров нет даже слабой копии последовательных рыночных реформаторов типа Лешека Бальцеровича, Маарта Лаара, Маргарет Тэтчер или Рут Ричардсон. Доминация разных форм интервенционизма в экономической науке и политике не позволяет сформулировать внятную рыночную альтернативу. 

Украинские власти по-прежнему пытаются работать в режиме gratification state со слабыми постсоветскими институтами, недоверием к государству, парализованными механизмами защиты прав собственности и более чем 50-процентной «серой» экономикой. Именно такой уклад привёл к захвату украинской экономики мощными кланами олигархов и параличу конкуренции. Абсурдно считать, что выход из институционального тупика можно найти в той парадигме, которая довела экономику Украины до ручки. Ситуацию усугубляет де-факто выведенный из состояния мирного производства большой кусок Восточной Украины. Даже этот фактор не стал ушатом холодной воды для всё ещё расслабленных распорядителей чужого.

По-настоящему плохое только начинается

Два года падения ВВП, резкое ухудшение состояния государственных, банковских и корпоративных финансов, большие объёмы краткосрочных государственных обязательств, сокращение экспорта, отток капитала, высокая инфляция и девальвация гривны – это уже явно не начало украинского кризиса, а его углубление. Не решена проблема поставок энергоресурсов (дефицит газа 6 – 7 млрд. м3) и их оплаты на предстоящий отопительный сезон. Начальники старой коррумпированной власти быстро нашли общий язык с новыми, постмайдановскими руководителями. Воспроизводство старых схем подрывает доверие к президенту и его программе. Декларируемая нулевая толерантность коррупции вылилась в нулевую активность по её реальному искоренению. Какие бы законы не принимало правительство Порошенко, сохранение украинского Левиафана (госрасходы в объёме 45 – 48% ВВП, регуляторная нагрузка и издержки выполнения требований государства в 12 – 15% ВВП) неизбежно будет воспроизводить коррупционные практики.

Одно из самых слабых мест в экономической политике украинских властей – государственный бюджет.

По итогам 2014 г. правительство едва ли сможет снизить дефицит бюджета до менее 5% ВВП. Привычка тратить незаработанное, проедать внешние кредиты остаётся. Расчёт делается на то, что Украина в ближайшие месяцы получит около $3 млрд. внешних займов, но щедрость внешних спонсоров (США, МВФ, ЕС) не может продолжаться вечно.

Ситуацию усугубляет резкое повышение цен на услуги инфраструктурных компаний. Вместо реформ они предлагают банальное повышение тарифов. Рост тарифов на ЖКУ бьёт все рекорды. Например, за тепло в этот отопительный сезон украинцы будут платить в 2,8 раза больше, чем в прошлый. Водоснабжение подорожало почти в два раза, газ – более чем на 70%. При стагнации зарплат и пенсий заплатить на 40 – 50% больше за ЖКУ для многих будет не по карману.

Налоговики продолжают кошмарить бизнес, сохраняя одиозные схемы по манипуляции НДС. Они выполняют задачу наполнить бюджет любой ценой, но макроэкономические параметры официального прогноза на 2014г. (падение ВВП на 3%, инфляция 14%) нереалистичны.

Украинская экономика упадёт на 6 – 9% ВВП при годовой инфляции 20 – 25%.

Едва ли стоит ожидать выхода на траекторию экономического роста в 2015 году, на что надеются и многие в правительстве и международные организации. Они явно недооценивают влияние войны, жёсткие торговые санкции со стороны России и слабую конкурентоспособность украинских товаров на других рынках.

С начала 2014 года девальвация гривны составила почти 70%, но и это не позволило сохранить рост экспорта. Расчёт на его восстановление в 2015 году тоже утопичен. Падение цен на зерновые и с/х продукцию (хороший урожай плюс торговое эмбарго России) не позволит Украине превратить с/х сырьё и продовольствие в локомотив выхода из рецессии. Проблемы на востоке страны в совокупности с европейской рецессией также ограничивают возможности основного экспортного товара страны – металлов и изделий из них. Значит, нам следует ожидать сокращения валютной выручки.

Воюющая Украина едва ли сможет заинтересовать серьёзных иностранных инвесторов. Более того, вполне реален отток российских капиталов из Украины. Валютные интервенции Центрального банка и заверения его представителей, что реальный рыночный курс гривны на конец 2014 г. года не превысит 12 гривен на $1, напоминают заклинания шамана, а не реалистичные оценки ответственных экономистов в воюющей стране. Уже сегодня возникают сложности с покупкой валюты. И это при сохранении жёсткого регулирования валютного рынка.

Война на два фронта

Украинские власти рассчитывают на то, что кредитная программа МВФ ($7,4 млрд. в 2014г., $7,1 млрд. в 2015 году, $1,1 млрд. в 2016 году) позволит им прекратить рецессию уже в 2015 году. Гонка за валовым ростом любой ценой может лишь отложить наступление странового дефолта, если правительство не научится жить по средствам.

Международные финансовые рынки далеко не так лояльны к новому украинскому правительству, как МВФ, Всемирный банк, ЕБРР или правительства стран Евросоюза. Доходность по украинским евробондам в контексте снижения суверенного рейтинга страны Moody’s до Caa1, SP и Fitch до B- в 8 – 15% говорит о высокой степени уязвимости государственных финансов. Украинские власти при помощи щедрых внешних кредитов могут временно затушить макроэкономический пожар, но огромные структурные диспропорции и искажения при удушающей налогово-регуляторной нагрузке всё равно будут тянуть экономику на дно.

В Украине по-прежнему нет правительства, адекватного угрозам и рискам, с которыми столкнулась страна.

Номенклатура и представители всех политических партий заняты всем, чем угодно, только не жизненно необходимыми реформами в экономике. Ни МВФ, ни Евросоюз, ни США их за украинцев не проведут. Революция достоинства, которая смела преступную власть Виктора Януковича, может завершиться ещё более сокрушительным провалом, если Петр Порошенко со своей командой не уяснят, что у Украины есть два равным по силе врага – российский Кремль и украинские распорядители чужого (политики и чиновники).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>